• ВКонтакте
  • Facebook
  • Instagram

Интервью

Интервью с Туттой Ларсен

Недавно на открытие нового “Домика”  приехала гостья, которую мы обожаем и уважаем за все, что она делает для родителей! 
Тутта Ларсен -  теле- и радиоведущая, мама троих детей и человек, который увидел в собственном материнстве мощнейший ресурс для развития и помощи другим. В День Матери мы поговорили с ней о том, что  меняется в человеке с появлением детей и  о ценностях, которые пришли в жизнь вместе с новым статусом. 

текст: Екатерина Казанина
фото: Ирина Гайдук


Тутта, с Днем матери! Вы как-то сказали, что материнство для женщины - самое ресурсное время. В чем ваша жизнь стала более интересной и насыщенной, что радикальным образом изменилось после появления  Луки, Марфы и Вани? 

Спасибо! Символично, что мы встречаемся в День Матери. Но, кстати, сам праздник  у меня вызывает вопросы, ведь вообще-то у меня каждый день - День Матери. Я не считаю, что нужен какой-то особенный повод, чтобы вспомнить о маме и ее поблагодарить.
А если говорить серьезнее, то, безусловно, меняется многое, если не сказать все. Появляется больше ответственности, страхов, событий, и все меньше времени на себя. Но это все ерунда. Со временем и с увеличением количества детей я поняла, что материнство является важной ступенью  в поиске ответа на вопрос “Кто я такой?”  И правильно говорят акушерки: с рождением ребенка рождается сама мать. А если ты не один раз родилась как мать, то с каждым новым разом ты переходишь на новый, более крутой уровень.
Да, я трачу много сил, у меня совсем нет времени на себя, может быть, мне не всегда нравится, как выглядит мое тело, я страшно устаю и иногда не знаю, как поступить в той или иной ситуации. Но при этом внутри, на каком-то базовом уровне, я чувствую, что становлюсь настолько круче, мощнее, превращаюсь в  более зрелого и более интересного для самой себя человека - для меня было большим удивлением обнаружить, что материнство дает такой колоссальный ресурс. 


Тутта, помните ли вы, как и откуда возникла эта “родительская” доминанта? Почему вас так увлекают  детско-родительские темы, и вы в них раскрываетесь наилучшим образом? Помните ли вы свои первые опыты в этой теме?


Я думаю, что это пришло с Лукой, старшим сыном, но не с первых месяцев. Потому что первые месяцы я как раз пребывала в таком типичнейшем материнском неврозе и истерике, панике, чувстве неуверенности - большая часть женщин испытывала похожее состояние. Сначала я смотрела на него в ужасе: мне казалось, что я не справлюсь, ничего не умею, не понимаю, как лучше, и что он не выживет в этом мире, который полон опасностей, а я не смогу его защитить, и вообще все плохо, а еще мы были без папы и это, конечно, тоже влияло на мое состояние.
Но через какое-то время я вдруг поняла, что  не могу так провести всю жизнь. И это что-то не то, так не должно быть. Я стала думать о том, что материнство было задумано Богом не для того, чтобы входя в него, мы начинали превращаться в какой-то нервный, испуганный, трепещущий, как желе, комок, и начала искать причину и точку опоры. В ком эта точка опоры? Конечно же в себе! И потихоньку я начала “собираться”.
Как сказал мне в одном интервью  священник Максим Козлов, “зажечь можно только то, что горит!” -  так вот да, я из тех людей, которые могут делать только то, отчего их по-настоящему “прет”. И погрузившись в родительство, я почувствовала, что это именно то состояние, которым мне хочется делиться, о чем хочется говорить. И так совпало, что я начала делать свою первую передачу, связанную с этой темой, на радио “Маяк”, - это была передача “Только для взрослых”, и там я общалась на все родительские темы с разными экспертами, педагогами и добывала ту полезную информацию, которой так не хватало мне самой, как новоиспеченной маме, которую мне хотелось распространять дальше, чтобы поддерживать таких же родителей, как я. Делая этот проект, я росла и развивалась вместе с другими родителями.


Какие  педагоги, эксперты  и концепции повлияли на вашу  родительскую позицию больше всего? Что вам пришлось по душе, что вы с удивлением обнаружили и стараетесь этому следовать? 


Таких людей немало. Наверное, первым человеком такого рода в моей жизни была моя акушерка, Тамара Садовая, создатель “Центра Традиционного Акушерства” - я рожала с ней Марфу и Ваню. Это человек, чьи руки принимали моих детей! Она открыла мне радость естественных родов, научила не бояться, доверять себе и своему телу, природе женской и самое главное - доверять своему ребенку, который работает в родах еще как. Ведь если следовать тому, что заложено в нас природой, то все должно быть легко и просто, а мы все сами усложняем. Благодаря ей я впервые посмотрела на беременность и роды не как на какое-то медицинское событие, а как на ресурс, как на источник энергии и вдохновения, ради которого я вообще-то женщиной и родилась! Это было поразительное открытие: то, что  со мной происходит -  так же естественно, как дышать, есть, спать... Я из-за этого и женщина, почему же я так беспокоюсь, думаю про угрозы, таблетки... Я изменила свое отношение, и я теперь точно знаю, что то, как ты носишь и рожаешь ребенка, накладывает отпечаток на всю его последующую жизнь. И это очень ответственный момент, к которому надо подходить серьезно, не перекладывая всю ответственность на врачей и акушеров. 
Еще одним человеком, который мощно повлиял на меня в вопросе родительских компетенций, стала моя няня - Света,  которая чудесным образом появилась и буквально спасла меня, когда родился Лука. Она с нами  вот уже 13 лет. Не всегда это было легко, временами очень трудно: я, например, ее ревновала очень сильно - мне казалось, что она знает моего ребенка лучше, чем я, но она оказалась достаточно мудрым человеком, чтобы и с этим мне помочь, и я стала более уверенной мамой. 


Что нужно делать, чтобы появилась эта уверенность? С чего она начинается?

Нужно брать на себя ответственность. Нужно понять, что это только твоя история!  Мы находимся в страхе, чувстве вины и растерянности только потому, что мы не решаемся признать, что теперь жизнь поменялась и то, что происходит - естественно, классно и здорово. Конечно, это непросто, страшно, он может заболеть или случится что-то еще... Оно случится, да! Но тебе даны все инструменты, чтобы с этим справиться! Просто доверяй себе -  это теперь твоя и его жизнь и все в твоих руках. Прими это, возьми на себя ответственность и действуй.


Когда малыш рождается, наша связь с ним очень тесная, мы как никто другой, влияем на ребенка и определяем то, что с ним происходит. Но наступает момент, когда в этот уютный кокон вмешивается что-то внешнее.  Как вы выбираете людей, места, как вы впускаете посторонних в жизнь своих детей, в свою семью, какими принципами руководствуетесь? 

Я ищу людей, которые похожи на меня по тому, какими глазами они смотрят на мир. Это вопрос, наверное, больше энергетический. Ты можешь прийти в элитную школу, увидеть кучу дипломов и все будет логично и красиво складываться, и ты будешь себя уговаривать, что это все нужно, но внутреннее чувство подскажет, что туда идти не надо. Я вообще во всем ищу гуманистический подход - для меня человеческое, уважительное отношение к ребенку и семье превыше всего. Поэтому выбирая школу, детский сад я в первую очередь, смотрю в глаза руководителю, говорю с педагогами, пытаюсь понять, что это за люди и чего от них ждать.

 


И в этом смысле еще один  человек, который очень повлиял на меня  - это Дима Зицер - он подтвердил то, что я так сильно искала и интуитивно чувствовала. Ведь в любой школе вас худо-бедно  научат отличать тангенс от котангенса, образование как таковое получить можно где угодно. А вот если говорить про  нервный тик или психологическую  травму - это еще нужно поискать место, где такое не случится. Это вообще очень тонкий момент. И когда мы выбираем для ребенка садик, школу, мы должны подумать о том, какие здесь ценности, что это даст ребенку в плане развития, чего вы сами ждете. Я, например, совершенно точно знаю, что не ищу социальный успех, грамоты, первые места и медали, я ищу человеческое, уважительное  отношение к ребенку и диалог. 

 


Если говорить о том же Домике, то находясь здесь, общаясь с Дашей Пауте, я вижу это отношение и внимание. У нас большая страна, много школ, знаний об образовательных системах и методиках,  разных педагогов-энтузиастов, есть из чего выбрать - я живу  в Москве, где много чего можно найти, но по факту,  ничего подобного нет. Мне кажется, что когда мы говорим о детском образовании , особенно о дошкольном, у нас немного неправильно расставляются приоритеты: либо мы ждем каких-то супер-условий, где ребенка чуть ли не икрой кормят, и спит он там на шелковых подушках и изучает 18 языков потому что “после трех уже поздно”,  либо это попытка вписать его в какую-то строгую систему, вне зависимости от его собственных талантов и умений, что тоже как-то не совсем честно. 
Я рожала детей не для того, чтобы они побеждали в олимпиадах, а чтобы они жили и были радостными, счастливыми и самостоятельными людьми. 
Я хочу, чтобы моих детей уважали, принимали их. И мне кажется, в этом смысле “Я в Домике” -  место, где к детям будут относиться именно так. Я знаю, что Даша является продолжателем дела Димы Зицера, а  я такому подходу сама очень доверяю. Ребенку больше всего нужно доверие, личное пространство и поддержка. И, похоже, Домик - то самое уникальное место, где есть эти самые уважение и доверие. Ну и то внимание и забота, с которым сделано это пространство, конечно, заслуживает отдельного разговора. 


Насколько вы вовлечены в образовательный процесс, часто ли общаетесь с педагогами своих детей?


Пока у Вани только детский сад, и посещаем его мы через раз: неделю ходим, две болеем. Марфа учится в 3 классе. С ее учительницей мы в очень тесном контакте, она может, например, мне в WhatsApp  написать: “Марфа Валерьевна вступила со мной в дискуссию относительно того, что из себя представляют простые и сложные предложения. Не могли бы вы ей поточнее объяснить и поддержать мой авторитет?” Или, например, - если Марфа читает стихи, она пришлет мне видео и сделает это  не потому, что мама Марфы - Тутта Ларсен, а потому что это в принципе ее отношение к общению с родителями. 
С Лукой все немножко сложнее,  потому что он уже в другой возрастной категории, и у него больше одного учителя. Сейчас у него происходит интеграция в новый коллектив - у нас новая школа и тут не без каких-то шероховатостей. Учится он так себе, прямо скажем, но я достаточно часто общаюсь с его педагогами и, слава богу, они на него не стучат, не жалуются. Мы с ними находимся в согласии с тем, что мы помогаем ему дозреть до того, чтобы его хоть что-то начало интересовать, чтобы он сам мог выбрать свой путь. Но надо сказать, что у нас в школе очень мощный психолог, и она не просто номинальная фигура, а человек, который держит руку на пульсе, в курсе всего и  серьезно занимается поддержкой детей, класса, разруливанием всевозможных конфликтов, и вот с ней я по поводу Луки общаюсь достаточно регулярно, это важнейший человек для нас. 


Вы затронули тему уважения - давайте об этом подробнее. Что для вас значит “уважение” к детям? Насколько вы контролируете происходящее с ними, и где заканчиваются границы их самостоятельности? 


Я вообще поняла, и за это спасибо Диме Зицеру, что нет никакого “общения с детьми”, есть общение с людьми. Особого способа общаться с детьми не существует. Ты относишься с одинаковым  уважением, пониманием и вежливо ко всем - ты точно так же общаешься с ребенком, как хочешь, чтобы говорили с тобой - не врали, не манипулировали, ни к чему не принуждали. С другой стороны, ребенку обязательно нужны границы, чтобы он не попал в ситуацию,  опасную для его жизни и здоровья. Вот в этом и есть ведущая роль родителя. А вседозволенность - это как раз отсутствие ведущей роли, нездоровая ситуация, в которой страдает больше всего сам ребенок. Когда ребенок в центре Вселенной, он не чувствует опоры, ему не на кого положиться, его никто не может защитить, потому что старшие как раз этих границ не обозначают. В нашей семье рамки обозначают родители. При этом к детям нет каких-то особых требований, правила общие для всех членов семьи:  у каждого есть свои обязанности, элементарные требования общежития. 
Конечно, трудно 24/7 быть мудрым и всепрощающим взрослым - иногда мы орем, обижаем друг друга. Особенно достается Луке, потому что сейчас в силу возраста  он активно пробует эти границы раздвигать  - и в общем это нормально, но нам хотелось бы, чтобы эти границы расширялись не только там, где происходят развлечения, но и в той части, где он за что-то отвечает - об этом мы стараемся договариваться. Конечно, мы не бьем детей, не наказываем какими-то спорными методами, не подавляем, не бойкотируем. Но, безусловно, объясняем причинно-следственные связи. Мы стараемся дружить, хотя с подростком это непросто. 


В своем инстаграме вы как-то написали, что быть родителем - это просто биология. А вот быть человеческим родителем - настоящий подвиг. В чем этот подвиг лично для вас?


Подвиг в том, чтобы понять и принять, что ребенок воспитывает вас точно также, как вы его. И, как я уже сказала выше, вместе с ребенком рождается сам родитель, и этот процесс “дозревания” будет происходить всю жизнь, в этом невозможно достичь совершенства. Не стыдно меняться, развиваться, испытывать стресс, учиться на своих ошибках, нормально признавать перед ребенком, что ты не прав.